Главная / Общество / Почему у Ющенко не получилось. Рассказ об одной неформальной встрече

Почему у Ющенко не получилось. Рассказ об одной неформальной встрече

Почему у Ющенко не получилось. Рассказ об одной неформальной встрече | Политобоз

Предлагаю вашему вниманию еще одну страницу из книги, над которой работаю.

Впервые близко я смог наблюдать Виктора Ющенко в конце лета 1999 года в квартире Марийки Мисью, американской журналистки украинского происхождения. Небольшая группа журналистов пригласила тогда еще главу Нацбанка пообщаться, как говорят, «off records.»

Дело было вечером. Ющенко предложил приготовить слобожанское блюдо — яичницу с большим количеством лука и сала. Надев передник, тут же занялся приготовлением.

Немного водки — и неформальная часть общения прошла быстро, а вот разговор про экономику затянулся.
Шесть часов совершенно без эмоций, монотонно он говорил об экономике, рисовал графики и схемы.
В полпервого ночи белый пушистый мордатый кот залез на спинку его кресла и мгновенно заснул. Я тоже стал выключаться, сквозь дремоту слушая о способах управления финансами.

В декабре 1999 года парламент утвердил Ющенко в должности премьера. Шестнадцать месяцев его руководства Кабмином стали самыми успешными в истории современной Украины.

У меня есть очень хороший способ определять качество политика. Войдя в кабинет, я первым делом ищу фотографии. Не портрет главы государства или иконы, а фотографии родных. Если таких фотографий нет, значит он никто, человек-однодневка. У него нет прошлого, а значит, нет и будущего. В кабинете Ющенко была фотография его родителей.

Интерьер его кабинета заслуживает отдельного внимания. Замечательная старинная резная мебель, бюст Кенеди, закарпатский лижник на кожаном диване, трипольская посуда в стеклянном шкафу.

Хорошо видно, что ему ближе тишина кабинета, чем политические баталии. Но в 2004 году, подталкиваемый своим близким окружением, он пошел на президентские выборы.

Ющенко как возможный президент, с его прозападными устремлениями, не устраивал бывших наперсточков, ставших олигархами, а более всего — лидеров соседнего государства, тянущего в советское прошлое.

Шла предвыборная гонка. В ночь на Ивана Купала в Пирогово приехал Ющенко. Народ прыгал через костер, пел песни и угощался.
Ющенко увидели, обрадовались, предложили стопку водки по случаю праздника. Он взял и… выпил. Надо было видеть в этот момент лицо его телохранителя. Я сам растерялся. Не надо стрелять, сам все проглотит, отравят, подумал я. О чем и сообщил коллегам.
Я ожидал покушения на его жизнь, обсуждал с коллегами. Замечательный журналист Мыкола Вересень убеждал меня, что у Януковича «нет яиц» и он не сможет пойти на покушение.

Через два месяца на даче замглавы СБУ мой знакомый, бывший УБОПовец, поставил перед ним тарелку с пловом, который, как утверждают, был приправлен диоксином.

У меня нет сомнений в том, что Ющенко был отравлен. Врачи сотворили чудо, не дав ему умереть.

Обессиленный страшным ядом, с обезображенным лицом, он продолжал бороться и выходил на митинги. Думаю, если бы не стотысячные митинги на Майдане в его поддержку, он не выдержал бы.

Мое фото Ющенко тиражом в несколько миллионов вышло на обложке журнала Newsweek с текстом: «Может ли Европа помочь этому человеку?»

В тот период я часто его фотографировал, и каждый раз я видел новые следы от операций на лице. Можно было только догадываться, что происходило внутри организма.

Став президентом, он не стремился стать диктатором, а доверился своему окружению, для которого, увы, личный бизнес был важнее страны.

Ефрем ЛУКАЦКИЙ, фотограф