Наш выбор
Главная / Общество / Бабушкин забор и чернобыльский бизнес: как наживаются на ЧАЭС

Бабушкин забор и чернобыльский бизнес: как наживаются на ЧАЭС

Бабушкин забор и чернобыльский бизнес: как наживаются на ЧАЭС - Политобоз

Вот сейчас вообще не смешно будет. Видите бабушку? Это Нина Степановна. Нина Степановна живет в селе. На заборе Нины Степановны висит табличка «Метал-сервіс плюс». Но, как мы все понимаем, за забором кроме бабушки – ни металла, ни сервиса.

Нина Степановна говорит: «Хрен его знает – повесил кто-то». Я считаю, Нина Степановна, мягко говоря, трындит, но это несущественно. Существенно то, что Чернобыльская атомная электростанция закинула этой табличке и двум ее «партнерам» 100 000 000 гривен за дезактивацию радиоактивного металла. Я бы дальше рекомендовал вам смотреть материал вот тут. Но кому лень – кратко опишу.

Конторы должны были демонтировать оборудование первого энергоблока. Очистить металл от радиации (пескоструйкой, угу) и вернуть его ЧАЭС. А что не отчистилось – закопать.

При таких раскладах – не отчистилось многое. Полиция подозревает, что «закопанное» – два раза перепродали и теперь радиоактивный металлолом вывезен из зоны.

Двойной профит.

Кому? Все три конторы перевязаны общими учредителями-директорами. В замах одной из них – сын директора ЧАЭС. Вот только когда ему позвонили, он слегка перепутал названия и назвал другую фирму из этих же демонтажников. Надо было переспросить – может и третья бы всплыла.

Кроме 100 миллионов сыну, на ЧАЭС также прошли тендеры на: 80 миллионов за еду – друзьям директора, тройку миллионов – тестю директора за фильтры.

Ну, и всякие ништяки по мелочи – внезапно превратившийся из врача-пенсионера в атомного бизнесмена тесть с кучей недвиги. Дом директора, подаренный «я не помню кем». И прочие старые и уже позабытые практически топорные схемы.

Кстати, если вы видели в новостных лентах пресс-релиз ЧАЭС про «антиукраинские силы, которым невыгодна стабильная работа станции» – это мы.

Денис БИГУС